Синее вены на ногах как лечить

Острая кишечная инфекция, вызванная норовирусом

25.02.2015, 17:54
Автор: Bubjkee
Просмотров: 1441
Комментариев: 23

 

      Несмотря на постоянные усилия, предпринимаемые для улучшения санитарно-эпидемиологической обстановки (повышение качества продуктов питания, питьевой воды, ужесточение санитарно-гигиенических требований), гастроэнтериты вирусной, бактериальной и протозойной этиологии по-прежнему широко распространены во всем мире. Они являются наиболее распространенной причиной смерти детей в возрасте до 5 лет (по оценкам, примерно 2 млн. случаев ежегодно).
      Вплоть до последнего времени в Российской Федерации методами лабораторной диагностики выявляли в основном бактериальных возбудителей «традиционных» инфекционных заболеваний: дизентерии, сальмонеллеза, холеры и брюшного тифа, а также некоторых протозойных инфекций (лямблиоз). Это связано как с распространенностью возбудителей, так и с устоявшейся лабораторной практикой, основанной главным образом на микробиологических методах диагностики. Что касается вирусных инфекций, их лабораторная диагностика была налажена только по отношению к вирусным гепатитам. Отсутствие в широкой лабораторной практике арсенала методов выявления более широкого круга инфекционных агентов, в первую очередь вирусов, приводило и приводит до сих пор к постановке большого числа диагнозов «Острая кишечная инфекция неустановленной этиологии». Эта графа, как правило, является преобладающей в статистической отчетности.
      В России среди установленных возбудителей острых кишечных инфекций (ОКИ) преобладают инфекционные агенты бактериальной природы (80–85%), тогда как на вирусы и простейшие приходится по 5¬–10%. Эта картина зеркально противоположна по отношению к статистике, характерной для стран Западной Европы и США.
      В последние годы, с внедрением в практику отечественных лабораторий новых тестов, основанных на определении специфических антигенов (иммунохимические методы) и специфических геномных последовательностей (ПЦР), появилась возможность точной идентификации возбудителей ОКИ небактериальной природы. В результате, значительно чаще идентифицируются вирусные инфекции, доля которых в статистических показателях заболеваемости острыми кишечными инфекциями растет [1, 4]. Так, многочисленные вспышки гастроэнтеритов, произошедшие в первой половине 2010 года в ряде областей РФ, были вызваны, помимо традиционно определяемых сальмонелл, ротавирусом и норовирусом [5].
      Как эффективность мер, направленных на снижение распространенности инфекционных гастроэнтеритов, так и правильный выбор лечебных мероприятий напрямую зависят от точного и своевременного установления агента, вызвавшего заболевание. Клиническая симптоматика ОКИ, вызванных разными инфекционными агентами, во многом сходна. Основным симптомом всех ОКИ является диарея, различная по характеру и интенсивности. И диарея, и другие симптомы — тошнота, рвота, боль в животе, симптомы интоксикации — не являются специфическими. Данные анамнеза, как правило, также не указывают на природу инфекционного агента. Таким образом, диагностика в основном обеспечивается лабораторными методами.
      Очень важен также фактор времени, особенно при возникновении инфекционной вспышки. Чем быстрее выявлен этиологический агент, ставший причиной вспышки, тем раньше и более эффективно производятся дезинфекция и противоэпидемические мероприятия. Это, в свою очередь, позволяет значительно сократить экономические потери: стоимость материалов и работы при проведении дезинфекции, оплата больничных листов и сверхурочных работ, упущенная выгода и т.д. Так, потери, причиненные вспышкой норовирусной инфекции в одном из госпиталей в США, были оценены более чем в 650 тысяч долларов [19]. Показано, что, если норовирус, как причина вспышки, идентифицируется на день раньше, ее продолжительность сокращается на 5¬¬–7 дней, с соответствующим снижением числа заболевших и экономического ущерба [24].
      В связи с этим применение надежных и быстрых методов диагностики, в особенности экспресс-тестов, предназначенных для использования не только в лаборатории, но и непосредственно в очаге заболевания, приобретает первостепенное значение.
Использование традиционных серологических тестов для диагностики ОКИ является малоэффективным. Антитела в крови, выявляемые с помощью этих тестов, появляются слишком поздно, когда острая фаза заболевания уже завершилась или наступило выздоровление. Для диагностики значительно более важными являются методы, основанные на непосредственном определении антигенов возбудителей в кале. Как правило, эти методы позволяют идентифицировать инфекционный агент одновременно с появлением симптомов заболевания.
      Диагностические наборы для определения антигенов возбудителей ОКИ на основе широко распространенного метода иммуноферментного анализа (ИФА) обладают высокой чувствительностью и специфичностью. Для проведения анализа не обязательно наличие в образце интактных микроорганизмов или других морфологически целостных структур, необходимых для эффективной микроскопии. Методики анализа стандартны, просты и удобны, легко поддаются автоматизации и экономически оправданы, особенно при значительном потоке исследований. В то же время для проведения ИФА необходимо специальное, хотя и широко распространенное, оборудование, что предполагает передачу образцов для исследования в лабораторию. Диагностика в полевых условиях и «у постели больного» с помощью наборов ИФА не предусматривается, хотя в принципе возможна.
      Альтернативой ИФА являются использование быстрых иммунохроматографических тестов. Постоянное совершенствование технологии привело к тому, что их чувствительность и специфичность близки к соответствующим показателям наборов для ИФА. При этом экспресс-тесты выполняются быстро (как правило, не более, чем за 15 минут), проведение анализа и интерпретация результата очень просты, для проведения анализа не требуется специальное оборудование. Очень важно, что анализ может быть проведен непосредственно в инфекционном очаге, что позволяет избежать потери времени на транспортировку образца в лабораторию.

 

 

Рис. 1. Принцип работы иммунохроматографического экспресс-теста.

1 – образец, содержащий аналит; 2 – конъюгат; 3,4 – иммобилизованные антитела (тестовая и контрольная полосы); 5 – подушечка для образца; 6 – подушечка для конъюгата; 7 – мембрана; 8 – подушечка для абсорбции реагентов; 9 – подложка для мембраны; 10 – тестовая полоса: положительный результат; 11 – контрольная полоса: достоверный результат теста.

       Схема работы иммунохроматографического экспресс-теста (на примере тестов производства компании R-Biopharm (ФРГ) приведена на Рис. 1. Исследуемый образец суспендируют в специальном буферном растворе, твердым частицам дают осесть в течение нескольких минут. Надосадочную жидкость вносят в специальное окошко тест-кассеты, после чего она смешивается в определенной пропорции с конъюгатом — специфичными к определяемому антигену антителами, связанными с окрашенными частицами латекса. Частицы образовавшегося комплекса «антиген–конъюгат» двигаются с током жидкости вдоль нитроцеллюлозной мембраны, в определенном месте которой (тестовой зоне) иммобилизованы другие антитела, также специфичные к антигену. Молекулы этих антител связывают частицы движущегося комплекса, в результате чего в тестовой зоне концентрируются окрашенные частицы и образуется видимая глазом полоса, свидетельствующая о наличии определяемого возбудителя в образце. Кроме того, проявляется контрольная полоса, свидетельствующая о том, что миграция образца вдоль мембраны произошла нормально, следовательно, анализ выполнен правильно и его результат достоверен. На мембране комбинированных экспресс-тестов, предназначенных для определения нескольких возбудителей одновременно, антитела разной специфичности присутствуют в нескольких тестовых зонах, соответственно в результате анализа может окраситься несколько тестовых полос, обычно разного цвета, соответствующих присутствующему в образце возбудителю (Рис. 2).

 

 

 

 Рис. 2. Положительный результат экспресс-теста RIDA Quick Verotoxin / О157 Combi

Формат теста: вверху – тест-кассета, внизу – тест-полоска.
1 – участок внесения образца.
2 – участок расположения конъюгата.
3 – реакционная зона; слева направо – контрольная полоса (С); тестовая полоса, свидетельствующая о наличии в образце веротоксина (T2); тестовая полоса, свидетельствующая о наличии антигенов штамма O157 (T1).
4 – участок абсорбции реагентов (закрыт пленкой с названием теста).


      Вирусные инфекции
Ротавирус
      Ротавирусная инфекция является наиболее распространенной причиной вирусных ОКИ у детей. С ней связано примерно 40% всех госпитализаций, вызванных диареей у детей [27, 28]. Считается, что в возрасте до 5 лет почти каждый ребенок имеет контакт с вирусом (может быть, бессимптомный), каждый пятый обращается к врачу, 1 из 65 нуждается в госпитализации, 1 из 293 умирает. По оценкам, ежегодно в мире от гастроэнтеритов, вызванных ротавирусной инфекцией, умирает 500–600 тысяч человек [22, 27]. Распространенность инфекции за последние 20 лет возрастает, а смертность и число госпитализаций хоть и снижаются, но намного медленнее, чем при ОКИ, вызванных бактериями и паразитами. Возможными причинами этого являются невысокая эффективность противоэпидемических мероприятий и отсутствие своевременной этиотропной терапии. Кроме того, из-за сильной рвоты, обычной при этом заболевании, не всегда удается вовремя и адекватно восполнять потери воды.
      Основной путь заражения – фекально-оральный. Ротавирусы выделяются с фекалиями больных в огромных количествах (миллиарды частиц в миллиграмме), в то время как доза, равная нескольким тысячам частиц, может быть достаточна для заражения. Вирус устойчив во внешней среде, может долго сохраняться в холодильнике (в продуктах питания), обнаруживается в водоемах. Для ротавирусной инфекции характерна заболеваемость в виде эпидемических вспышек. Часто возникают вспышки внутрибольничной инфекции.
      Вирус поражает эпителиальные клетки слизистой оболочки тонкого кишечника. Вирусный энтеротоксин (белок NSP4) вызывает нарушение реабсорбции воды. Кроме того, гибель эпителиальных клеток, секретирующих лактазу, приводит к недостаточности этого фермента, которая может продолжаться в течение нескольких недель после выздоровления и быть причиной непереносимости молока.
      Учитывая высокую контагиозность ротавируса, его распространенность и риск развития внутрибольничных осложнений, важнейшей задачей является быстрая и эффективная диагностика ротавирусной инфекции. Решение этой задачи обеспечивает широкое использование иммунохимических диагностических препаратов: наборов для ИФА и экспресс-тестов. Так, показано, что быстрый тест RIDA QUICK Rotavirus/Adenovirus (R-Biopharm) имеет чувствительность 75% (для выявления ротавируса) по отношению к ПЦР, что позволяет с успехом применять его при вспышках инфекции [32].
Аденовирус
      Аденовирус — вторая по частоте после ротавируса причина ОКИ, встречающихся у детей. Поражение желудочно-кишечного тракта вызывают аденовирусы только одного вида – группы F (или типов 40/41), однако при инфекции другими аденовирусами также могут наблюдаться вторичные симптомы со стороны ЖКТ. Антигены аденовируса выявляют в образцах кала у 4–15% детей с гастроэнтеритом. Так же, как и при поражении ротавирусом, возникают эпидемические вспышки, в том числе внутрибольничные инфекции.
      Для экспресс-диагностики аденовирусной инфекции при гастроэнтеритах обычно используют двойной тест (одновременное выявление рота- и аденовируса). Примером может служить экспресс-тест RIDA QUICK Rotavirus/Adenovirus [32].
Норовирус
      Норовирус (старое название — вирус Норфолк, по названию города в штате Огайо, где он впервые был идентифицирован) является одной из главных причин ОКИ во всем мире — как в развивающихся, так и в развитых странах [8], в том числе и в России [2, 6]. По оценкам, в США 80–90% случаев вспышек эпидемических гастроэнтеритов вызывается норовирусом [10, 13].
      Контагиозность вируса чрезвычайно высока, что связано с его крайне низкой инфекционной дозой, а также высокой устойчивостью к воздействию неблагоприятных факторов внешней среды. Основным путем распространения являются бытовые контакты, а также заражение при вдыхании аэрозолей, содержащих частицы рвотных масс больного. Вспышки заболевания возникают при санитарных нарушениях, в частности, при попадании содержимого канализации в водопровод. Наиболее часто вспышки происходят в локализованных группах: в школах, детских садах, летних лагерях, больницах, лечебно-оздоровительных учреждениях, домах престарелых, на морских судах и т.д.
      Вызванный норовирусом гастроэнтерит протекает сравнительно легко и обычно не требует терапевтического вмешательства; исключение составляют больные с ослабленной иммунной системой. Тем не менее, своевременное определение этиологического фактора имеет важное значение, позволяя своевременно проводить санитарно-гигиенические и противоэпидемические мероприятия и тем самым значительно сократить нанесенный вспышкой экономический ущерб. Для выявления норовируса в кале больных широко используется метод ПЦР, обладающий высокой чувствительностью. Этот метод пригоден и для диагностики спорадических случаев, и для инфекционных вспышек, а также используется как метод подтверждения. Однако, учитывая чрезвычайную важность фактора времени при выяснении причины инфекционной вспышки, необходимо иметь возможность диагностики на месте, без отправления образцов в специализированную лабораторию. Диагностические наборы, основанные на методе ИФА, а также иммунохроматографические экспресс-тесты, хотя несколько уступают в чувствительности ПЦР-анализу, тем не менее обеспечивают быструю и надежную диагностику инфекции в эпидемическом очаге [12, 21]. Набор для ИФА RIDASCREEN Norovirus (R-Biopharm) был первым в мире набором, при помощи которого определялись вирусы, принадлежащие к обеим опасным для человека геногруппам GI и GII. При специфичности близкой к 100%, чувствительность современных наборов третьего поколения составляет 80%. Это позволяет, исследуя 2–3 образца, полученных во время вспышки, определить ее норовирусную этиологию с эффективностью, практически не уступающей ПЦР [11]. Экспресс-тест RIDA QUICK Norovirus (R-Biopharm) – первый в мире быстрый тест, предложенный для диагностики норовирусной инфекции, — имеет сходные с ИФА показатели чувствительности и специфичности. Время, необходимое для проведения анализа, составляет 20 минут.
Астровирус
      По оценкам зарубежных ученых, в развитых странах астровирусная инфекция является причиной до 10% случаев спорадических ОКИ и до 15% инфекционных вспышек у детей в возрасте до 7 лет [23, 25]. Астровирусы — небольшие, лишенные оболочки частицы (28–32 нм) икосаэдральной формы, содержащие одноцепочечную РНК.
      Заболевание обычно протекает в легкой форме. Более тяжелые проявления встречаются при иммунодефицитных состояниях.
В течение значительного времени астровирусы выявляли методом электронной микроскопии. При этом ввиду того, что далеко не все вирусы имеют характерную звездчатую форму, заболеваемость ОКИ астровирусной этиологии была значительно занижена. Применение иммунохимических методов анализа, таких, как ИФА, позволило более реально оценить вклад астровирусов в заболеваемость ОКИ.
       Бактериальные инфекции
Кампилобактер
      Наряду с сальмонеллами, инфекция бактерии рода Campylobacter, главным образом C.jejuni и C.coli, являются одной из основных причин ОКИ бактериального происхождения. Эти бактерии широко распространены в кишечнике домашних животных и птиц, они часто являются симбионтами организма хозяина. Человек заражается через мясопродукты, фекально-оральным путем, при контакте с зараженным животным. Возможно также заражение через воду, взятую из инфицированных водоемов.
      Кампилобактериоз распространен повсеместно и, по разным оценкам, составляет от 5 до 14% всех ОКИ. Чаще всего заболевание развивается у детей в возрасте до 7 лет. Пик заболеваемости приходится на летние месяцы. Кампилобактериоз — частая причина «диареи путешественников».
      Помимо классических симптомов ОКИ (диарея и связанные с ней обезвоживание и нарушение водно-электролитного баланса, боль в животе, общая слабость) кампилобактериоз часто сопровождается повышением температуры до 39–40° С, головной болью и болью в мышцах и суставах. Терапия обычно сводится к восстановлению водно-электролитного баланса. В тяжелых случаях применяют антибиотики.
      Редко встречающееся инфицирование бактериями Campylobacter fetus может привести к серьезным системным осложнениям: эндокардиту, септическим артриту и флебиту, менингиту, синдрому Гийена-Барре.
      Для лабораторной диагностики кампилобактериоза применяются традиционный микробиологический метод, считающийся «золотым стандартом». Анализ выполняется в специализированной лаборатории квалифицированным персоналом. Бактерии прихотливы к условиям культивирования; кроме того, требуется подавление контаминирующей микрофлоры. Это предъявляет высокие требования к взятию и транспортировке исследуемых образцов.
      В последние годы все большее распространение получили тест-системы для ИФА, предназначенные для прямого выявления антигенов возбудителей в фекалиях. Чувствительность и специфичность лучших из них сопоставима с показателями микробиологического анализа. Так, при проведении испытаний ИФА-наборов RIDASCREEN Campylobacter (R-Biopharm), чувствительность составила 100% (14 образцов из 14) , а специфичность — 99,6% (244 образцов из 245). При этом время проведения анализа значительно меньше, а требования к качеству образца менее строгие, чем в случае микробиологического исследования.
Геморрагические штаммы Escherichia coli
      В отличие от большинства штаммов E.coli, персистирующих в кишечнике человека и не вызывающих каких-либо симптомов патологии, геморрагические штаммы продуцируют шига-подобные токсины (веротоксины) и способны вызывать тяжелые заболевания как кишечника, так и других органов. Большая часть инфекционных вспышек вызывается штаммами, принадлежащими к серотипу E.coli O157:H7.
      В США, где вспышки заболеваний, вызванных геморрагическими E.coli, регистрируются с 1983 г., ежегодно возникает более 70 000 новых случаев, более 2 000 из которых требуют госпитализации.
      Большинство случаев инфекции протекает сравнительно легко, проявляется в основном водянистой диареей и завершается самоизлечением. Однако у части больных развивается геморрагический колит (ГК) с кровавой диареей, а у 5–10% больных ГК –тромботическая тромбоцитопеническая пурпура или гемолитический уремический синдром (ГУС) – тяжелое, угрожающее жизни состояние. Тяжелые осложнения наиболее часты у детей, лиц пожилого возраста и лиц с ослабленным иммунитетом.
      Природным носителем бактерий штамма O157:H7 является крупный рогатый скот, у которого инфекция протекает бессимптомно. Основной путь передачи – через продукты питания (мясо, молоко, овощи, употребляемые в пищу без термической обработки) и зараженную воду. Также возможна передача инфекции контактным путем, в том числе и от инфицированного животного. Бактерии способны долго (до года) сохраняться в унавоженной почве и в воде, особенно при невысокой температуре. Более того, они способны выживать и размножаться внутри широко распространенного в почве простейшего Acanthamoeba polyphaga. Инфекционная доза очень невелика (до 50 КОЕ). Возможно, это объясняется повышенной устойчивостью бактерий к низким значениям pH, позволяющим им успешно преодолевать кислую среду желудка.
      Микробиологическое выявление бактерий серотипа O157 требует применения селективных питательных сред, основанных на некоторых особенностях метаболизма, свойственных этим бактериям (задержка утилизации D-сорбитола и отсутствие экспрессии β-глюкуронидазы). Однако, как показывает практика, для более надежной диагностики, особенно при тяжелых случаях инфекции, необходимо определение в фекалиях патогенных факторов — веротоксинов. Для этого применяются как методы молекулярной диагностики, так и более простые иммунохимические методы (ИФА и иммунохроматография). Наибольшая чувствительность этих анализов достигается, если бактерии, содержащиеся в образце, предварительно подращивают в течение ночи в специальной питательной mTSB-среде, содержащей митомицин С. Культивирование в этой среде способствует усиленной продукции веротоксинов.
      ИФА-набор RIDASCREEN Verotoxin (R-Biopharm) имеет достаточно высокую чувствительность (96%) и специфичность (99%) по отношению к культуральному цитотоксическому тесту [9]. Эти наборы были успешно использованы для выявления причин ГУС, возникшего у детей при вспышке ОКИ в г. Омске [3]. Экспресс-тест RIDA QUICK Verotoxin/O157 Combi (R-Biopharm) является двухпараметровым и позволяет раздельно определять как антигены серотипа O157, так и молекулы веротоксинов I и II , что увеличивает чувствительность анализа. Обнаружение бактерий серотипа O157 особенно важно в связи с расширением циркуляции штаммов, способных усваивать сорбитол, что сильно затрудняет микробиологическую диагностику [20, 26]. Есть основания полагать, что у больных, инфицированных бактериями именно этих штаммов, чаще всего развивается ГУС [7, 29].
Clostridium difficile
      Clostridium difficile – анаэробные грамположительные бактерии, способные к спорообразованию как во внешней среде, так и при неблагоприятных условиях в кишечнике. Большинство штаммов C.difficile не вызывает у человека каких-либо симптомов, однако ряд штаммов, содержащих ген PaLoc, способны к продукции токсинов A (энтеротоксин) и B (цитотоксин). Молекулы токсинов поражают клетки эпителия кишечника и межклеточные контакты, вызывая воспаление кишечной стенки.
      Диарея, вызываемая токсинами C.difficile, часто возникает при терапии антибиотиками. При этом нарушение баланса микрофлоры в кишечнике приводит к активному размножению клостридий, малочувствительных к воздействию широко распространенных антибиотиков, продукции ими токсинов и развитию заболевания. Это часто происходит у больных, находящихся на стационарном лечении. C.difficile — одна из главных причин внутрибольничных гастроэнтеритов в развитых странах. В ряде случаев развивается псевдомембранозный колит – острое заболевание с тяжелым течением.
      Основные пути передачи — фекально-оральный и контактный. Споры могут сохраняться на открытых поверхностях в течение 5 месяцев.
      Число ОКИ, вызванных C.difficile, в последние годы имеет устойчивую тенденцию к росту. Это связано как с появлением штаммов, устойчивых к воздействию этиотропных лекарственных препаратов (фторхинолонов), так и расширяющейся циркуляцией нового штамма NAP1/BI/027, имеющего более высокую вирулентность [18].
      Бактериологические методы определения C.difficile для диагностики ОКИ практического значения не имеют, так как они не позволяют выявить токсин-продуцирующие штаммы. «Золотым стандартом» диагностики является цитотоксический культуральный метод, с применением антител, специфичных к токсинам A и B, для подтверждения в реакции нейтрализации. Другой вариант культурального метода —выращивание бактерий на специальных средах, стимулирующих продукцию токсинов, с дальнейшим определением токсинов методами ИФА или ПЦР. Оба теста проводятся в специализированных лабораториях, для их выполнения необходим высококвалифицированный персонал, время анализа составляет до 48 часов.
      Применение иммуноферментных тест-систем, предназначенных для суммарного выявления токсинов A и B в образцах кала, позволяет получить результат в течение 2–3 часов. Чувствительность таких наборов по отношению к культуральным тестам составляет более 90%, тогда как специфичность близка к 100% [30]. Оптимальной является следующая схема диагностики: анализ проводится методом ИФА с последующим тестированием отрицательно прореагировавших образцов культуральными методами.
      Протозойные инфекции
Лямблии
      Жгутиковое простейшее Giardia lamblia — самый распространенный протозойный возбудитель ОКИ, являющийся причиной примерно 200 миллионов случаев заболевания в год по всему миру, большей частью в развивающихся странах. Вызванный лямблиями гастроэнтерит большей частью поражает детей.
      В жизненном цикле лямблии существуют в трофозоитной и цистной форме. Трофозоиты размножаются в проксимальных отделах тонкого кишечника. С калом выводятся как цисты (до 200 000 в грамме), так и трофозоиты. Во внешней среде выживают только цисты, причем они сохраняют жизнеспособность в течение месяцев. Инфицирование цистами происходит через зараженную воду и продукты питания, а также фекально-оральным путем. Возможен половой путь передачи инфекции.
      Лямблиоз проявляется типичными симптомами ОКИ. Заболевание может длиться до 6 недель и переходить в хроническую форму, чреватую серьезными нарушениями пищеварения и всасывания в кишечнике и задержкой развития у детей [15].
Криптоспоридии
      Простейшие рода Cryptosporidium — внутриклеточные паразиты, обитающие в организме человека и многих млекопитающих. 8 видов криптоспоридиев вызывают заболевания у человека, основная часть которых приходится на C.hominis и C.parvum. Заболеваемость составляет примерно 3% населения в развитых и 6% — в развивающихся странах. Чаще болеют дети (соответственно около 7% и 12%). Криптоспоридиоз также является распространенной оппортунистической инфекцией у больных синдромом приобретенного иммунодефицита (СПИД).
      Криптоспоридии паразитируют на эпителиальных клетках тонкого кишечника, чаще всего в его дистальной части, вызывая атрофию ворсинок. Жизненный цикл включает половое размножение и формирование цист, выделяющихся из кишечника во внешнюю среду. Основной путь передачи инфекции — через зараженную цистами воду. Цисты очень устойчивы во внешней среде, в том числе и к действию многих дезинфицирующих реагентов, в частности к хлорированию водопроводной воды, бассейнов и т.д. [16, 17]. Возможны также фекально-оральный путь и передача инфекции человеку от зараженного животного.
      Криптоспоридии вызывают диарею, продолжающуюся до 2 недель и обычно завершающуюся выздоровлением без специального лечения. Однако при иммунодефицитных состояниях, в частности, у больных СПИД, заболевание может длиться несколько месяцев. Диарея у этих больных длительная и обильная, похожа на симптом холеры и приводит к обезвоживанию, требующему терапевтической коррекции. Возникают также симптомы поражения других отделов ЖКТ (пищевод, желудок, желчевыводящие пути), поджелудочной железы и органов дыхания.
Entamoeba histolytica
      В настоящее время E.histolytica считается единственным представителем рода Entamoeba, вызывающим заболевание у человека; патогенность очень близких к ней E.dispar и E.moshkovskii находится под вопросом. В развитых странах E.histolytica вызывает ОКИ, заболеваемость составляет 1—4% населения. Однако в развивающихся, особенно южных, странах заболеваемость носит массовый характер (70–90% населения в эндемичных регионах) и болезнь часто протекает в тяжелой форме. По разным оценкам, от амёбиаза ежегодно умирает от 40 000 до 100 000 человек [14, 33].
      В норме энтамеба колонизирует дистальный отдел тонкого и начало толстого кишечника, не вызывая каких-либо симптомов. Только 10–20% инфицированных лиц заболевают. Вызванная амёбами ОКИ может протекать как в легкой неинвазивной, так и в инвазивной форме, когда энтамебы проникают в толщу слизистой оболочки кишечника, вызывая образование абсцессов (состояние, известное также как «амебная дизентерия»). Абсцессы затем вскрываются в просвет кишечника, образуя кровоточащие язвы. При распространении амёб по кровяному руслу развивается внекишечный амёбиаз, чаще всего проявляющийся абсцессами печени. Также могут поражаться легкие и головной мозг [31].
Лабораторная диагностика протозойных ОКИ
      Традиционным методом лабораторной диагностики ОКИ, вызванных простейшими, является выявление цист и трофозоитов в кале при помощи световой микроскопии. Для микроскопической диагностики необходим персонал, имеющий высокую квалификацию. Поскольку трофозоиты можно обнаружить только в свежих образцах, а выделение цист обычно носит пульсирующий характер, для анализа рекомендуется использовать несколько проб, взятых в разные дни. Так, при исследовании одного образца чувствительность микроскопических тестов составляет 60-80% (лямблии) и 35-50% (энтамебы); при использовании 3 образцов, взятых в течение 10 дней, чувствительность обоих тестов составляет 90-95%.
      Удобной альтернативой микроскопии являются иммунохимические методы - ИФА и иммунохроматография, предназначенные для выявления антигенов простейших в образцах фекалий. Как правило, молекулы антигенов выделяются со стулом больного постоянно и необходимости в повторных анализах не возникает. Чувствительность и специфичность современных иммунохимических диагностикумов, в частности, тест-систем RIDASCREEN (ИФА) и RIDA Quick (экспресс-тесты), превосходят соответствующие показатели микроскопического анализа. Крайне удобными для использования являются двойные тесты (лямблии/криптоспоридии) и тройные тесты (лямблии/криптоспоридии/энтамебы), позволяющие установить возбудителя ОКИ в ходе одного анализа.
Широкое внедрение в лабораторную практику иммунохимических методов выявления антигенов возбудителей ОКИ в фекалиях открывает новые перспективы быстрой диагностики и значительно расширяет представление о структуре заболеваемости.


Сергей Дмитриевич Зайко
Ведущий специалист по продукции ЗАО «Аналитика»

Материал подготовлен для журнала "Справочник заведующего КДЛ" (готовится к печати)  


      Список использованной литературы.
1. Боднев С.А., Малеев В.В., Никифорова Н.А. и др. Этиологическая значимость ротавирусов, норовирусов и астровирусов в структуре острых кишечных инфекций у детей раннего возраста Новосибирска в период сезонного подъема заболеваемости // Инфекционные болезни. 2008. Т.6. С.61-64.
2. Боднев С.А., Тикунов А.Ю., Жираковская Е.В. и др. Распространенность норовирусов среди детей раннего возраста в г. Новосибирске в 2007 г. // Сибирский медицинский журнал, 2008. № 7. С.81-83.
3. Долгих Т.И., Галилейская С.Б. Диагностическое значение определения веротоксина при кишечной инфекции, вызванной Escherichia coli O157 // Справочник заведующего КДЛ. 2009. № 11. С.23-25.
4. Мищук В. И., Гритчина А. В., Пожалостина Л. В. Роль бактериологических исследований в расшифровке этиологической структуры острых кишечных инфекций в Липецкой области // Клиническая лабораторная диагностика. 2005, № 9, с. 54.
5. О вспышечной заболеваемости в Российской Федерации и подготовке к летней оздоровительной кампании 2010 года. Сайт Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, протокол № 7 от 13.05.2010 г.
6. Сагалова О.И., Брызгалова И. В., Подколзин А.Т., Малеев В.В. Норовирусная инфекция в многопрофильных стационарах для взрослых // Терапевтический архив. 2009, № 4, с. 60-64.
7. Alpers K., Werber D., Frank C. et al. Sorbitol-fermenting enterohaemorrhagic Escherichia coli O157:H- causes another outbreak of haemolytic uraemic syndrome in children // Epidemiol Infect. 2009. Vol.137. P.389-395.
8. Atmar R.L., Estes M.K. The epidemiologic and clinical importance of norovirus infection // Gastroenterol Clin North Am. 2006. Vol.35. P.275-290.
9. Beutin L., Steinrück H., Krause G, et al. Comparative evaluation of the Ridascreen Verotoxin enzyme immunoassay for detection of Shiga-toxin producing strains of Escherichia coli (STEC) from food and other sources // J Appl Microbiol. 2007. Vol.102. P.630-639.
10. Blanton L.H., Adams S.M., Beard R.S. et al. Molecular and epidemiologic trends of caliciviruses associated with outbreaks of acute gastroenteritis in the United States, 2000-2004 // J Infect Dis. 2006. Vol.193. P.413-421.
11. Castriciano S., Luinstra K., Petrich A. et al. Comparison of the RIDASCREEN norovirus enzyme immunoassay to IDEIA NLV GI/GII by testing stools also assayed by RT-PCR and electron microscopy // J Virol Methods. 2007. Vol.141. P.216-219.
12. Duizer E., Pielaat A., Vennema H. et al. Probabilities in norovirus outbreak diagnosis // J Clin Virol. 2007, Vol.40. P.38-42.
13. Fankhauser R.L., Noel J.S., Monroe S.S. et al. Molecular epidemiology of "Norwalk-like viruses" in outbreaks of gastroenteritis in the United States // J Infect Dis. 1998. Vol.178. P.1571-1578.
14. Fotedar R., Stark D., Beebe N. et al. Laboratory diagnostic techniques for Entamoeba species // Clin Microbiol Rev. 2007. Vol.20. P.511-532.
15. Fraser D., Bilenko N., Deckelbaum R.J. et al. Giardia lamblia carriage in Israeli Bedouin infants: risk factors and consequences // Clin Infect Dis. 2000. Vol.30. P.419-424.
16. Garvey P., McKeown1 P. Epidemiology of human cryptosporidiosis in Ireland , 2004-2006: analysis of national notification data // Eurosurveillance. 2009. Vol .14. P.1-5.
17. Gradus M.S. Cryptosporidium and public health: from watershed to water glass // Clin Microbiol Newsletter. 2000. Vol.22. P.25-32.
18. Hookman P., Barkin J.S. Clostridium difficile associated infection, diarrhea and colitis // World J Gastroenterol. 2009. Vol.15. P.1554-1580.
19. Johnston C.P, Qiu H, Ticehurst J.R. et al. Outbreak management and implications of a nosocomial norovirus outbreak // Clin Infec Dis. 2007. Vol.45. P.534-540.
20. Karch H, Bielaszewska M. Sorbitol-fermenting Shiga toxin-producing Escherichia coli O157:H(-) strains: epidemiology, phenotypic and molecular characteristics, and microbiological diagnosis // J Clin Microbiol. 2001. Vol.39. P.2043-2049.
21. Khamrin P., Nguyen T.A., Phan T.G. et al. Evaluation of immunochromatography and commercial enzyme-linked immunosorbent assay for rapid detection of norovirus antigen in stool samples // J Virol Methods. 2008. Vol.147. P.360-363.
22. Kim S.Y., Sweet S., Slichter D. et al. Health and economic impact of rotavirus vaccination in GAVI-eligible countries // BMC Public Health. 2010. Vol.10. P.253-257.
23. Klein E.J., Boster D.R., Stapp J.R. et al. Diarrhea etiology in a children's hospital emergency department: a prospective cohort study // Clin Infect Dis. 2006. Vol.43. P.807-813.
24. Lopman B.A., Reacher M.H., Vipond I.B. et al. Epidemiology and cost of nosocomial gastroenteritis, Avon, England, 2002–2003 // Emerg Infec Dis. 2004. Vol.10. P.1827-1834.
25. Lyman W.H., Walsh J.F., Kotch J.B. et al. Prospective study of etiologic agents of acute gastroenteritis outbreaks in child care centers // J Pediatr. 2009. Vol.154. P.253-257.
26. Orth D., Grif K., Zimmerhackl L.B. et al. Sorbitol-fermenting Shiga toxin-producing Escherichia coli O157 in Austria // Wien Klin Wochenschr. 2009. Vol.121. P.108-112.
27. Parashar U.D., Gibson C.J., Bresse J.S., Glass R.I. Rotavirus and severe childhood diarrhea // Emerg Infect Dis. 2006. Vol.12. P.304-306.
28. Parashar U.D., Hummelman E.G., Bresee J.S. et al. Global illness and deaths caused by rotavirus disease in children // Emerg Infect Dis. 2003. Vol.9. P.565-572.
29. Rosser T., Dransfield T., Allison L. et al. Pathogenic potential of emergent sorbitol-fermenting Escherichia coli O157:NM // Infect Immun. 2008. Vol.76. P.5598-5607.
30. Rüssmann H., Panthel K., Bader R.C. et al. Evaluation of three rapid assays for detection of Clostridium difficile toxin A and toxin B in stool specimens // Eur J Clin Microbiol Infect Dis. 2007. Vol.26/ P.115-119.
31. Salles J.M., Moraes L.A., Salles M.C. Hepatic amebiasis // Braz J Infect Dis. 2003. Vol.7. P.96-110.
32. Weitzel T., Reither K., Mockenhaupt F.P. et al. Field evaluation of a rota- and adenovirus immunochromatographic assay using stool samples from children with acute diarrhea in Ghana // J Clin Microbiol. 2007. Vol.45. P.2695-2697.
33. WHO. Entamoeba taxonomy // Bull World Health Organ. 1997. Vol.75. P.291–294.
 

Источник: http://www.analytica.ru/news.php?id=141